Практика применения сроков давности

Материал о том как суды применяют Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее по тексту – Постановление Пленума № 43)

 

Пленум Верховного суда РФ

Материал о том как суды применяют Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее по тексту – Постановление Пленума № 43)

 

  1. Общие положения о началах течения сроков давности.

Анализ судебной практики показал, что сложностей с определением начала течения срока исковой давности у судов не возникает, так же как и с определением правоотношений на которые распространяется срок давности.

Вместе с тем, Верховный Суд не дает толкования, что следует понимать под событием, характеризующим начало течения срока давности (нарушение права), а так же под событием, которое свидетельствует о том, что лицо узнало или должно было узнать, кто является надлежащим ответчиком по иску (ч. 1 ст. 200 ГК РФ). Вероятно, это связано с тем, что нарушение права и установление надлежащего ответчика – вещи весьма индивидуальные, которые невозможно обобщить конкретными примерами.

Такой порядок вещей дает достаточно большой простор в определении линии защиты. Поскольку доказыванию подлежат обстоятельства на которые ссылается сторона в гражданском или арбитражном процессе, ответчик может быть существенно ограничен в возможности доказать момент начала течения срока давности. В то же время, показания истца о моменте начала течения срока давности, могут быть приняты судом за отсутствием иных доказательств.

Второй пункт Постановления Пленума № 43 посвящен вопросам применения сроков давности в отношении несовершеннолетних. Поскольку дееспособность несовершеннолетнего ограничена, законодатель связывает начала течения срока давности с моментом, когда законный представитель (в т.ч. орган опеки и попечительства) несовершеннолетнего узнал или должен был узнать о нарушении права.

Верховный Суд несколько расширил возможность применения положений статьи 205 ГК РФ в отношении восстановления сроков давности применительно к несовершеннолетним. Примечательно, что доказав ненадлежащее исполнение законным представителем обязанностей за последние шесть месяцев до окончания срока давности возможно указанный срок восстановить. Более того, основанием для восстановления среди прочих является неграмотность, к которой Верховный Суд относится весьма скептически и в некоторых других разъяснениях (в частности по делах о наследовании) указывает, что неграмотность не является уважительной причиной для восстановления пропущенного срока.

Разумеется, доказывание факта ненадлежащего исполнения обязанностей представителя – довольно сложная задача. Показания истца в отношении его неграмотности в виду малолетнего возраста, а так же на ненадлежащее исполнение родителями своих обязанностей не влечет восстановление пропущенного срока.

Применяя указанные разъяснения, 16 октября 2015 года Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) решением по делу № 2-11244/2015 применил сроки давности в отношении иска, связанного с правом на приватизацию жилья. По данному делу был заявлен иск, направленный на исключение истца из числа участников приватизации. Такое необычное требование было заявлено в целях использования права на приватизацию повторно, - с учетом положений ФЗ «О статусе военнослужащих».

В указанном решении суд пришел к выводу, что оснований для восстановления сроков исковой давности нет, поскольку истец не предоставил суду доказательств ненадлежащего исполнения обязанностей законным представителем, а так же не доказал факт заблуждения в силу малолетнего возраста. Применение сроков давности по заявлению ответчика стало одним из оснований для отказа в иске.

Течение сроков давности для юридического лица определяется по общим правилам. Верховный Суд обращает внимание судов, что исковая давность при ликвидации начинает течь для юридического лица не с момента, когда о нарушении стало известно ликвидатору или комиссии.

Положения пункта 1 и пункта 3 Постановления Пленума № 43 по иску Корпорации "Майкрософт" и Аутодеск, Инк. к физическому лицу использовал Хостинский районный суд г. Сочи Краснодарского края 13 октября 2015 года по делу № 2-2434/2015. Отказывая в удовлетворении требований о возмещении вреда, причиненного преступным использованием программного обеспечения, суд установил, что истец узнал о нарушении своего права не с момента постановления приговора в отношении ответчика, а с момента дачи показаний представителем истца по уголовному делу.

Данная позиция вызывает интерес в контексте статьи 49 Конституции, поскольку до постановления приговора лицо считается невиновным, что может характеризовать его в качестве ненадлежащего ответчика, если приговор будет оправдательным или его вина не будет доказана (например, будет установлен иной субъект преступления).

Общие правила о начале течения срока давности связанного с первоначальным правообладателем распространяются не только на физические и юридические лица. Верховный Суд так же обращает внимание, что сроки давности по искам публично – правовых образований, органов государственной власти, местного самоуправления в порядке сингулярного или универсального правопреемства не переходят к новым правообладателям (п. 4, 5, 6 Постановления Пленума № 43).

Верховный Суд так же обращает внимание на нерушимость права собственности, установленную конституцией. Любые нарушения права собственности должны быть устранены судами независимо от того, в какой период лицо обратилось за защитой своего нарушенного права.

Это связано с тем, что сроки давности, на такие требования не распространяются (ст. 208 ГК РФ).

В качестве примера можно привести нарушение границы участка смежными землепользователями. Красноярский районный суд Самарской области 27 ноября 2015 года по иску о признании результатов межевания недействительным установил, что в результате проведения кадастровых работ было допущено наложение, что повлекло нарушение права собственности. Удовлетворяя иск, суд не применил сроки давности по заявлению ответчика, ссылаясь на пункт 7 Постановления Пленума 43, статью 208 ГК РФ.

 

  1. Порядок применения сроков давности

Второй раздел Постановления Пленума № 43 регулирует вопросы, возникающие при реализации применения сроков исковой давности.

Пунктом 2 статьи 199 ГК РФ установлены жесткие ограничения в отношении процедуры применения сроков давности. В соответствии с законом лишь истец и ответчик наделены правом применять сроки давности в процессе.

Бремя доказывания обстоятельств пропуска сроков давности лежит на сторонах процесса. При этом, в деле, где сторон несколько, основанием для отказа в иске по мотивам пропуска срока служит заявление каждого соответчика (например, солидарное взыскание задолженности). Исключение составляют лишь случаи, когда требования истца не могут быть удовлетворены за счет других соответчиков (например, в споре об истребовании транспортного средства).

это Вам пригодиться:
Оформить дом в Крыму, если нет документов

Законодательство России в отношении самовольных строений несколько отличается от украинского в лучшую сторону. Если в Украине... ещё

адвокаты в Крыму

Верховный Суд несколько расширяет положения пункта 2 статьи 199 ГК РФ, предоставляя право третьему лицу делать заявления о применении сроков давности, которое может служить основанием для отказа в иске. Мотивируя свое разъяснение, Верховный Суд ссылается на то, что права третьего лица могут быть нарушены удовлетворением иска с пропуском срока давности, если ответчик не заявит ходатайство о применении срока давности. В качестве примера суд приводит регрессные требования (страховые споры).

Вместе с тем, статья 199 ГК РФ ограничивает право на применение сроков исключительно сторонами спора, которыми являются истец и ответчик (ст. 38 ГПК РФ, ст. 44 АПК РФ). Третье лицо стороной не является. Учитывая столь явные расхождения, вероятнее всего следует ожидать изменения процессуального закона.

Характерно, что закон не наделяет суд полномочиями самостоятельно применять сроки давности. С данным положением суды не всегда соглашаются. Например, 02 ноября 2015 года Красноперекопский районный суд Республики Крым отказал в удовлетворении иска по делу № 2 – 1644/2015 по мотивам применения сроков давности, о которых ни одна из сторон спора не заявляла.

Заявление ходатайства о применении сроков давности может оформляется устно или письменно с занесением в протокол судебного заседания. Верховный Суд обращает внимание судов апелляционной инстанции и высших инстанций на невозможность применения сроков давности. Исключение допускается в случаях пересмотра дела по правилам производства в суде первой инстанции.

Адвокатам также стоит обратить внимание на данное правило, поскольку оно существенного ограничивает возможности защиты в процессе пересмотра решения.

Пункт 11 Постановления Пленума № 43 применила 24 ноября 2015 года Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы. Коллегия отказала в рассмотрении заявления ответчика о пропуске сроков исковой давности по делу № 33 – 4679/2015.

Для адвоката наибольший интерес представляет п. 15 Постановления Пленума № 43, который хоть и не добавляет ничего нового в пункт 2 статьи 199 ГК РФ, но является наиболее частым основанием для отказа в иске. Одного лишь пропуска срока давности достаточно для отказа в удовлетворении иска и суд, применяя сроки давности, вправе не исследовать дополнительные обстоятельства.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда 24 ноября 2015 года отменила решение суда первой инстанции отказав в иске о взыскании задолженности по мотивам применения сроков давности, которые сочла возможными применить в связи с существенным нарушения судебного процесса судом первой инстанции.

Первая инстанция так же достаточно регулярно применяет положения статьи 199 ГК РФ, например, Питкярантский городской суд Республики Карелия по делу 2-659/2015 отказал в иске, применив сроки давности к правоотношениям по договору займа.

Немалый интерес вызывает статья 203 ГК РФ, которую разъяснил Верховный суд пунктом 20 Постановления 43. Обстоятельства прерывания сроков давности могут быть использовано защитой в условиях, когда начало течения сроков давности может быть доказано ответчиком и срок давности по правоотношениям истек.

Так, Верховный Суд РФ 17.11.2015 отказал в передаче кассационной жалобы для рассмотрения Судебной коллегии по экономическим спорам по делу 309-ЭС15-14367 о взыскании задолженности по государственному контракту. Основанием для возврата жалобы послужило правильное исчисление судами сроков давности, а так же отсутствие со стороны истца доказательств, подтверждающих прерывание сроков давности.

 

Среди прочих, Верховный суд указывает, что осуществление погашения части задолженности не является основанием для приостановления течения сроков давности.

К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в соответствии с разъяснениями Верховного Суда РФ, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом. Ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга.

 

  1. Сроки давности по временным платежам и процентам.

В соответствии с третьим разделом Постановления Пленума № 43 (пункты 24 – 26) сроки давности по периодическим платежам, процентам, а так же неустойке, возникающей из периодических платежей, исчисляются отдельно по каждому платежу (статьи 200, 295, 317.1, 330 ГК РФ). Так же Верховный Суд обратил внимание, что признание лицом основной суммы долга не является основанием для прерывая сроков давности по платежам либо неустойке. Течение сроков для периодического платежа либо неустойки начинается с момента возникновения обязанности выплачивать указанные платежи.

Такие правоотношения характерны для договоров кредита либо займа, платежей за пользование коммунальными услугами, иных периодических платежей, возникающих в силу договора либо закона.

Например, Алапаевский городской суд Свердловской области, 23 ноября 2015 года решением по делу № 2-1898/2015 отказал во взыскании суммы задолженности по коммунальным платежам за период, превышающий три года в виду истечения сроков давности.

Постановлением Пленума № 34 признано не подлежащим применению постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12, 15 ноября 2001 года № 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Заключение

Сроки давности в гражданском и арбитражном процессе достаточно актуальная тема. Несмотря на существование с 2001 года разъяснений Высших Судов о некоторых вопросах, связанных с применением сроков давности, Верховный Суд посчитал необходимым дать новые разъяснения. Вероятно, это связано с изменениями законодательства, которые произошли за последние 14 лет в России. Постановление Пленума № 43, безусловно, упрощает работу со сроками давности, дает ответы на некоторые неоднозначные вопросы, регулирует применение сроков давности в спорных ситуациях.

практика от
Nedicom.ru

Получить юридическую консультацию можно в группе ВК